Наше видение на "Евровидение"

Наше видение на "Евровидение", Алдрапекова Альбина

 МУЩВ Тель-Авиве завершился 64‑й музыкальный конкурс «Евровидение». О том, кто вышел победителем и почему, расскажет City04.kz  со ссылкой на Лента.ру

Кто победил

Певец Дункан Лоуренс, представлявший Нидерланды, набрал 492 балла по итогам голосования жюри и зрителей разных стран и стал победителем «Евровидения-2019». Он исполнил песню Arcade, играя на фортепиана, и обогнал итальянца Mahmood на 27 баллов. Сергей Лазарев принес России почетное третье место уже во второй раз, уступив последнему почти сотню очков.

Телезрители из Сан-Марино, Израиля, Эстонии, Латвии, Литвы, Азербайджана, Албании, Молдавии, Чехии и Армении отдали Лазареву высшую из возможных оценок. Максимальное количество баллов было получено от Азейбарджана. В то время как от Белоруссии ему не досталось ни одного – жюри дисквалифицировали за распространение информации о своих предпочтениях в полуфинале. На этот случай Европейским вещательным союзом предусмотрена резервная «корзина голосования», из которой и были составлены средние баллы от Белоруссии. «Мы, конечно, в шоке, потому что рассчитывали на поддержку Белоруссии. Я уверен, что были бы высокие баллы от жюри», — высказал свое сожаление Лазарев. Именно их баллов ему могло не доставать для победы.

Во время оглашения результатов Россия несколько раз вырывалась в лидеры, однако финальная интрига вращалась вокруг Нидерландов и Швеции, набравшей больше всего очков от жюри и провалившейся в народном голосовании.

О странных правилах

Одним из главных недостатков конкурса считают запутанную систему голосования. В 2016 году организаторы ввели новые правила – раздельное голосование жюри и зрителей без усреднения результатов. Так более понятно, кто из артистов стал любимцем публики. Однако от «блокового» голосования, за которое ругают «Евровидение», так и не отошли. Дело в том, что граждане страны-участницы не имеют права отдать голос за своего участника. Именно потому россияне отдают голоса за граждан бывшего СССР и те, что соседствуют друг с другом.

Последние крупные изменения в правилах произошли в 2016-м — организаторы ввели новую систему раздельного голосования жюри и зрителей без усреднения результата. По этой системе можно определить, кто из артистов стал любимцем публики. Социологи в научно-исследовательских работах делают выводы, что не так важно, что именно поют артисты на «Евровидении». Главное, кого они представляют.

Список стран-участниц тоже вызывает много вопросов, ведь «евро» в названии весьма условно. В состязании принимают участие страны, которые попадают в категорию государств «западного мира» по культурным признакам. Так и получается, что в состязании есть Израиль и Австралия, но нет ни одной восточноазиатской страны. Попасть на конкурс достаточно сложно. Решение об участии принимают организаторы конкурса и никаких конкретных критериев нет. Например, Австралия участвует с 2015 года, а Казахстан, неоднократно подававший заявку – нет.

Также в «Евровидении» есть участники, которые автоматически проходят в финал. Это Великобритания, Германия, Франция, Италия и Испания. Они вкладывают больше всего денег в работу Европейского вещательного союза, который организует вокальное состязание. Правило совершенно неспортивное — деньги ЕВС тратит на будничную деятельность, в конкурсе уже есть участники, не входящие в союз, да и вообще, если место в финале можно купить, разве можно называть это мероприятие contest? Даже то, как будет выглядеть итоговый номер участника, зависит во многом от финансирования, которое страны готовы предоставить своим представителям. Переполненный спецэффектами номер получит больше голосов, нежели простые выступления со сцены, при прочих равных условиях. Это и есть главная проблема международного соревнования.

Поп-артисты с поп-песнями

Участники конкурса похожи друг на друга как две капли воды, потому выступления не задерживаются в памяти зрителя. Именно поэтому с каждым годом смотреть «Евровидение» становится все менее интересно. В России ситуация с участниками еще хлеще. Два года подряд была Юлия Самойлова, два раза выступал Дима Билан, теперь и Сергею Лазареву посчастливилось попасть туда второй раз. Участники не представляют культурные особенности и разнообразную музыкальную сцену, поскольку сами выступают в самом центристском течении отечественной попсы.

Хотя есть примеры, когда Россия отправляла на конкурс необычных участников, которые при этом занимали высокие позиции, — коллектив «Бурановские бабушки» получил второе место в 2012 году. Чем этот пример особенно выделяется — «бабушек» на международное соревнование отправили сами россияне через голосование. Все последующие артисты ехали на «Евровидение» по решению, которое за закрытыми дверями принимали Первый канал или ВГТРК, демонстрируя синдром «Голубых огоньков», когда в преддверии Нового года на телевидении мелькает один и тот же набор знаменитостей. И сомнения, которые у граждан вызывает выбор представителя от России, не беспочвенны — как это произошло в случае с Юлией Самойловой.

Политика не нужна

Певица, которую в 2017 году пытались отправить на украинское «Евровидение», уже намекала на истинную причину, почему для участия в конкурсе выбрали именно ее — никто из команды артистки, по ее словам, не рассчитывал на победу. Представители ЕВС из года в год как мантру повторяют, что международное вокальное состязание существует вне политики, однако многие страны продолжают делать на нее ставку. В результате «Евровидение» напоминает праздничное застолье, на которое собираются давно не видевшие друг друга родственники, — и после некого количества выпитого дед с батей вспоминают старую ссору и начинают выяснять отношения. Казалось бы, это привносит остроты в конкурс, однако теряется его главная цель — объединять нации, пусть и на несколько часов. И куда важнее — теряется ценная возможность познакомить европейцев с действительно особенной музыкой.

Самойлова не единственный пример. Вспомните, как выглядели выступления России и Украины на «Евровидении-2014» после присоединения Крыма — первая выпустила на сцену 17-летних сестер-близнецов Толмачевых, которые со связанными друг с другом косами спели «Когда-нибудь придет время, и ты будешь принадлежать мне». Украинская же артистка Мария Яремчук выступила с песней «Тик-так» со строчками «Все они знают, что ты принадлежишь мне, они видят, что мы созданы друг для друга», пока позади нее мужчина бегал в огромном хомячьем колесе. Над ситуацией знатно посмеялись не только в Европе, но даже в Соединенных Штатах.

Чтобы избавить конкурс от весомой доли духоты, достаточно перестать воспринимать «Евровидение» как некое принципиальное сражение. Это не противостояние эфемерных культурных ценностей, не столкновение цивилизаций («Евровидение» до сих пор остается исключительно западным событием). Гордость за своего представителя можно испытывать не только за то, какое место он занял или как он «поддел» соседнюю страну, но и за то, насколько ярко он выступил и насколько самобытную музыку исполнил. В России достаточно малоизвестных и необычных артистов разнообразных направлений и много тех, кто раздвигает границы попсы (а для жанра, название которого во многих кругах уже давно стало ругательством, это просто необходимо).

И пусть по итогу «Евровидение» превратится во «фрик-шоу» — в этом случае его хотя бы можно будет смотреть ради простого развлечения.

 Тамила КАРИМОВА

ЕВРОВЕДЕНИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЙ КОНКУРС
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии